влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Ездит ли немецкая полиция на Porsche?

Ездит ли немецкая полиция на Porsche?

Голосование

Ваше отношение к новой полиции:

Стало значительно лучше
Стало лучше, но незначительно
Ничего не изменилось кроме формы и названия
Стало еще хуже
...
Загрузка...
Печать

Хроника паники и истерики. Нужно ли бояться пожаров в Чернобыльской зоне?

07.06.2018 08:55

Любое событие в зоне отчуждения моментально вызывает массу пересудов, далеких от истины.   "Закрывайте окна! Не выпускайте детей на улицу! Пейте красное вино —- оно поможет от радиации!" — такими советами с вечера 5 июня были заполнены соцсети. Повод страшный — в Чернобыле горит Рыжий лес, тот самый, который по самые листья нашпигован смертоносной радиацией. Об опасности пожара официальные службы, конечно, умалчивают, но мы-то знаем, что вот-вот — и тьма накроет Киев....

 "Фейсбук"-эксперты, которые за несколько часов до этого рьяно обсуждали курс доллара, президентские перспективы Олега Винника и успехи Минздрава в лечении рака, моментально превратились в специалистов по радиации. 

С одной стороны, история о том, как ежегодный пожар в зоне вызвал панику в соцсетях, — свидетельство тотального недоверия к властям и официальным сообщениям как таковым, отмечает DSnews.ua. Недоверие это родом из того самого 1986-го, когда об аварии на ЧАЭС несколько дней просто молчали. С тех пор все, что происходит в зоне отчуждения, покрыто ужасом и страхом. И это несмотря на то, что ученые говорят: никаких причин для паники давно нет.

Те же пожары в зоне происходят с завидной регулярностью, как и в любом другом месте, где есть трава и деревья. Последний самый крупный произошел в 2015-м, и ничего страшного не случилось. Но тогда обычный лесной пожар в зоне отчуждения сразу оброс конспирологическими версиями о том, что это все происки Кремля. В этом году без конспирологии тоже не обошлось — на месте пожара якобы были найдены факелы, а это значит, что лес кто-то мог поджечь специально, чтобы отравить побольше украинцев.

С другой стороны, паника вокруг пожара в зоне — иллюстрация банального невежества наших сограждан, которые в большинстве своем понятия не имеют, что такое радиация. А то, чего человек не понимает, он склонен бояться. В итоге стройный хор экспертов-всезнаек с бутылками красного вина наперевес заглушает голоса ученых, которые единогласны: никакой опасности для людей пожары в зоне отчуждения не представляют.

Фото Mark Zheleznyak.

Так что же произошло? Пожар в зоне отчуждения начался 5 июня около 10 утра в 300–500 м от хранилища отработанного ядерного топлива-2. По состоянию на 15:00 пожар охватил лесные насаждения на площади около 15 га. До вечера пожар потушить не удалось, поэтому в центре прогнозирования последствий радиационных аварий Укргидрометцентра сделали прогноз относительно возможного перемещения атмосферных масс с продуктами горения на тот случай, если пожар продлится как минимум до 10 утра среды, 6 июня. Оказалось, что изменения фона настолько ничтожны, что их не могут зафиксировать дозиметры и радиометры. А временное повышение активности "чернобыльских радионуклидов" будет фиксироваться лишь на расстоянии до 20 км от эпицентра возгорания. То есть не то, что до Киева, за пределы зоны отчуждения эти воздушные массы попросту не попадут.

По состоянию на 7:00 6 июня продолжается тушение отдельных очагов на общей площади около 5 га.

Как рассказал "ДС" профессор Института радиоэкологии Университета Фукусима (Япония) Марк Железняк, который 5 июня как раз был в зоне отчуждения, все пожары здесь происходят в тех местах, где есть люди, — окурок бросили, машина по сухой траве проехала. Но и все аэрозоли, которые гипотетически могут быть опасны для людей, концентрируются именно там — за все годы наблюдения за пожарами в зоне аэрозоли не разлетались дальше нескольких километров от источника возгорания.

Но, как говорит Железняк, который, кстати, удостоен Государственной премии Украины по науке и техники как раз по "чернобыльским вопросам", каждый год в зоне пожар и каждый год — паника. "Это невозможно остановить — нужно только давать населению подробную информацию о том, грозит ли им чем-то этот пожар", — отмечает ученый. И шутит, что благодаря таким паническим настроениям у ученых прибавилось работы — сегодня в зоне реализуют совместный с Японией проект по контролю за перемещением аэрозолей, возникающих в ходе пожаров. "Мы понимаем, что за пределами 10-километровой зоны никаких последствий быть не может, то есть с научной точки зрения изучать этот вопрос не имеет смысла. Но мы ведем наблюдения, закупаем новую аппаратуру специально для того, чтобы информировать население о том, куда и что полетело", — рассказывает Железняк.

Фото Mark Zheleznyak.

Впрочем, отмечает ученый, даже научные данные бессильны перед страхом. "Я вчера был в зоне не из-за пожара — случайно попал на него. В зоне спустили водоем-охладитель, и мы изучаем, как это повлияло на изменение потока грунтовых вод. Привезли бурильщиков, а они боялись приступать к работам, потому что им рассказывали, что все, кто работал в зоне, умерли. Но дело в том, что я ликвидатор аварии на ЧАЭС 86-го. И рано или поздно мы все умрем", — говорит Железняк.

Автор: Ольга МАЦКО; DSnews.ua

 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...